День города

Памятники военной истории в Армавире

«Алёша»

Сегодня на территории Армавира находится несколько памятников, увековечивающих участников Великой Отечественной войны.

На одной из улиц Армавира (ул. Мира, 18/а) есть памятник, носящий в народе имя «Алеша». Обелиск установили на месте братской могилы воинов-железнодорожников, стоявших на защите Армавира и погибших в боях за наш город. В конце июля и первой половине августа 1942 года развернулись ожесточенные бои между Доном и предгорьями Кавказа. Противник массированными ударами по железнодорожным объектам стремился затруднить маневр наших войск и эвакуацию ценного имущества. От систематических налетов вражеской авиации на участке Тихорецкая- Армавир были большие разрушения и железнодорожное движение в направлении Армавира прекратилось. На станции Кавказская скопилось много эшелонов с войсками и грузами. Но, несмотря на непрерывные налеты авиации, подразделения 27 батальона 1-й гвардейской железнодорожной бригады восстановили путь на участке Тихорецкая-Кавказская и вывели с него на перегон Гулькевичи-Армавир 18 эшелонов, 21 паровоз и бронепоезд. 5 августа враг ворвался на станцию Кавказская. 1-я рота 27 батальона под командованием лейтенанта Рожко, под огнем противника разрушила станцию и взорвала путепровод, железнодорожный мост через реку Кубань, что приостановило дальнейшее продвижение врага в сторону Армавира. Отходя к нашему городу, подразделения 11 и 27 батальона провели заградительные работы на участке Гулькевичи - Кубанская. Ввиду выхода передовых частей 1-й танковой армии противника в район Армавира, гвардейцы железнодорожники подорвали и сожгли на этом участке 1650 вагонов с грузами, 59 паровозов, разрушили 48 км. железнодорожных путей. В это же время 5-й отдельный мостовой железнодорожный батальон вел подготовку к заграждению железнодорожного участка Армавир - Коноково. В связи с прорывом передовых частей противника в районе разъезда Прочноокопской и форсировании реки Кубань создалась угроза захвата Армавира. Командир 1- гвардейской железнодорожной бригады получил указание направить часть сил 5-го батальона в распоряжения командира 31 СД, чтобы занять оборону на северо-восточной окраине города. Командир дивизии приказал выделенным 2-й и 3-й ротам 5-го батальона занять оборону на участке Старая Станица - автодорожный мост, с задачей не пропустить врага на левый берег Кубани, уничтожая его на подходах к реке и мосту, а также выбить противника из Старой Станицы, обеспечив тем самым переправу через реку 113 стрелковой бригаде, выходившей из окружения. 4 августа немецко-фашистские войска открыли огонь на участке обороны 5-го батальона. В 2 часа ночи 5 августа подразделения железнодорожного батальона перешли в наступление с задачей выбить неприятеля из Старой Станицы. Первым на берег, занятый фашистами, ворвался взвод лейтенанта Маслова. Солдаты овладели плацдармом на правом берегу Кубани и удерживали позицию до 21 часу, но получив приказ, отступили. 7 августа развернулись уличные бои, среди сражавшихся были и воины железнодорожники. 3а героизм, проявленный в боях за город Армавир, наиболее отличившихся 14 военных железнодорожников наградили орденами и медалями Советского Союза. 11 и 27-й батальоны вынуждены были отходить в район Туапсе, а 12, 20 и 5-й батальоны - на Минводы. При отходе они эвакуировали подвижный состав, рельсы, стрелочные переводы, шпалы, станционное оборудование, одновременно ведя заградительные работы.

При защите города погибло много железнодорожников, тела защитников похоронили в братской могиле в центральной части Армавира в сквере у станции Армавир-1. А в феврале 1954 года на этом месте воздвигли небольшой памятник. Первоначально скульптура была сделана из гипса, с годами она ветшала и разрушалась. В 2012 году Сергей Камышин, армавирский скульптор, реставрировал мемориал, обрамив его в медь и сохранив надпись: «3десь похоронены воины Советской Армии, павшие смертью храбрых в боях за Родину. Август 1942 - январь 1943 гг.». Каждый год сюда приходят благодарные потомки, чтобы почтить память погибших. Их имена нанесены белым шрифтом на небольшие стелы, расположенные по краям памятника: Аникин А., Адабеков А., Бабаян Г.К., Бабаев Л.И., Баринов С.К., Бурый Н.П, Васенко Ф.С., Горшков М.М., Грищенко В.Д., Гуревич Р.М., Емельянов Я., Ераев С.У., Кисилев Г.А., Комов Н.И., Кондаков Ф.В., Маслов В.В., Маркевич Д.В., Мельников Б.К., Никитин С.В., Шерстов. Армавирцы, говоря о памятнике и принося к его подножию цветы, дали ему имя «Алеша». В послевоенные годы многие мемориалы называли именами реальных героев-освободителей. Имя Алеша, Алексей было очень распространено. Оно есть в стихотворении Константина Симонова, посвященное Великой Отечественной войне:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные, злые дожди,

Как кринки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей, от дождя их к груди.

В «Повести о настоящем человеке» Б. Полевого, в «Балладе о матери» Андрея Дементьева, «Победителям» А.Ахматовой и др.

Возможно, и наш армавирский памятник носит имя Алексея Ивановича Скурлатова, в честь которого был поставлен памятник в далекой Болгарии. Благодаря таким «Алёшам» память об огненных сороковых по-прежнему жива...

ДОТ

В 1970 году на территории микрорайона пос. Кирпичный торжественно был открыт мемориал - памятник-дот, посвященный артиллеристам 375 ОЗАД (отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона), защищавшим подступы к Армавиру в августе 1942 году. Улица Карьерная, ведущая к памятнику, была переименована в честь командира батареи старшего лейтенанта П.И. Плехуна, героически погибшего в бою за город.

В конце июля в район Армавира стали прибывать боевые части, среди них 375 ОЗАД ПВО (отдельный зенитно-артиллерийский дивизион противовоздушной обороны) в составе двух 6атарей, которые заняли огневые позиции: одна в районе кирпичного поселка с целью защиты прочноокопского моста, другая - над мостом, соединяющим город со Старой Станицей. «3 августа 1942 года передовые части немецких танков и мотопехоты прорвали оборону стрелковых батальонов 113 и 139 отдельных стрелковых бригад Первого Отдельного стрелкового корпуса Северо-Кавказского фронта в районе: Вознесенская, Румяная Балка и Хлебороб «…» и обеспечили своим механизированным частям свободный путь на Армавир через Каменнобродская, Забайкаловский, Прочноокопская.

В силу сложившейся обстановки, мост через реку Кубань у Прочноокопской - Красная Поляна не был взорван нашими частями. Видя это, немецкие танки и мотопехота с 14.30 3 августа сплошным потоком устремились на мост с целью переправиться на левый берег реки и ворваться в Армавир сходу, без задержки на таком серьезном рубеже обороны, как река Кубань. «…»

В 14.28 3 августа с батальонного поста ВНОС было получено донесение: «В районе форштадта замечен наземный противник, у моста ст. Прочноокопской сосредотачиваются немецкие танки и машины». Начальник пункта ПВО г. Армавир майор П.А. Дятлов отдал приказ о переходе всей зенитной артиллерии, за исключением 422 ОЗАД-ПВО и 1-й батареи 485 3АП-ПВО, на противотанковую оборону города, а весь личный состав на оборону с наземным противником.

На долю 375 ОЗАД-ПВО выпал наиболее серьезный участок обороны, дорога Армавир - Прочноокопская.

Командир 375 ОЗАД-ПВО, старший лейтенант П.И. Глазов получил приказ:

«1. Огнем отдельных орудий уничтожить немецкие танки и бронемашины, прорвавшиеся на левый берег реки у Прочноокопская - Красная Поляна.

2. Всей системой обороны и огня дивизиона закрыть для немецких танков и мотопехоты дорогу Армавир - Красная Поляна.

3. 3аградительным огнем батарей дивизиона разрушить мост через реку Кубань у Прочноокопская – Красная Поляна, уничтожить скопившуюся у моста технику и живую силу немцев и держать мост и подходы к нему под непрерывным огнем с целью не дать немцам возможности восстановить мост и организовать переправу на левый берег своих войск».

Получив приказ командира дивизиона на противотанковую оборону, старший лейтенант П.И. Плехун 3 августа 1942 г. немедленно выехал с двумя орудиями в район Красной Поляны и, заняв огневую позицию в 600-700 метрах от моста, прямой наводкой без окапывания орудий, открыл огонь по двум танкам на левом берегу, которые вскоре были подбиты. Старший лейтенант Плехун перенес огонь орудий по мосту и скоплению немцев у моста на правом берегу реки. В результате огня (двух батарей дивизиона) мост был разрушен, а скопление немцев рассеяно. У моста горело три немецких машины. Все попытки немцев использовать мост ликвидировались огнем 6атареи дивизиона.

Поставленная задача дивизионом была выполнена. Из семи танков, переправившихся на левый берег Кубани через мост, четыре было подбито 1-й и 2-й батареями дивизиона. 1-й батареей, состоящей из 4 орудий, командовал старший лейтенант П.Г.Купатадзе. Она располагалась в районе поселка Красная Поляна. Мост был разрушен, много было уничтожено живой силы и тяжелой техники. Непрерывный огонь по мосту заставил немцев отказаться от его использования и навести переправу ниже, что на 3-4 дня задержало наступление фашистов на город.

На рассвете 4 августа немецкие самолеты-разведчики уже искали советские батареи. В это время дальномерщики батареи Плехуна обнаружили артиллерийскую батарею в районе станицы Прочноокопской. На пристрелку старшему лейтенанту понадобилось только два снаряда и около минуты времени. После открытого огня 5-я снарядами были разбиты вражеские орудия и немецкие солдаты. Вскоре над расположением зенитчиков стали пикировать шесть «Юнкерсов». Немцы беспрерывно обстреливали батарею из орудий и миномётов. П.И.Плехун, стоя в полный рост для лучшей корректировки огня, был убит осколком вражеской мины в 11. 20 4 августа 1942 г. Местные жители похоронили старшего лейтенанта возле того места, где он вел бой. А после войны родственники забрали останки П.И.Плехуна из братской могилы и перезахоронили на родине, в селе Ивановка, Ивановского района, Херсонской области.

Спустя десятилетия в 1970 г., благодаря местным жителям и однополчанам П.И.Плехуна, был построен ДОТ, как память о погибших в 1942 г. Постепенно территория мемориала пришла в упадок. Учащиеся и учителя школы № 13 решили отреставрировать братскую могилу. В течение 2007 года ребята работали над проектом, находили архивные материалы об артиллеристах 375 ОЗАД, о старшем лейтенанте П.И.Плехуне, обращались к руководителям предприятий, заводов, фирм города с просьбой помочь в благоустройстве захоронения. И 8 мая 2008 года состоялась торжественная церемония открытия реставрированного мемориала с прикрепленными таблицами, на которые нанесены имена: «Д.К.Тищенко, П.И.Плехун, Т.Б.Абрамский, Н.А.Родин, Н.Г.Валощук, Н.Ф.Набока, А.С.Рейниш, М.С. Баканов, П.А.Прима, В.Хохлов, Шкардук».

Обелиск красноармейцам, оборонявших Армавир от белоказаков в январе-августе 1918 года и воинам 485 ЗАП ПВО, оборонявшим Армавир с 28 июля по 07 августа 1942 года.

На защите Армавира в июле-августе 1942 года стояла и рота автоматчиков 485 АЗАП (зенитно-артиллерийского полка) ПВО. Солдаты стояли насмерть, защищая кубанский город. После строительства и сдачи в эксплуатацию в 1962 г. нового 270 метрового каменного моста через реку Кубань между Старой Станицей и Армавиром было принято решение местными жителями о сооружении обелиска красноармейцам, оборонявших Армавир от белоказаков в январе-августе 1918 года и воинам 485 ЗАП ПВО, оборонявшим Армавир с 28 июля по 07 августа 1942 года.

Мемориал «6680»

Одним из крупных мемориалов не только в Армавире, но и во всем Краснодарском крае, является братская могила, находящаяся неподалёку от хутора Красная Поляна.

Весной - летом 1942 года местные жители ежедневно выезжали в район Красной Поляны для копки огромного противотанкового рва, который должен был стать естественной защитой от немецких захватчиков. Но для оккупантов он не стал преградой, в город была открыта дорога через ветхий старостаничный мост, который наши войска не успели взорвать. А выкопанный ров фашисты, вошедшие в Армавир в августе 1942 года, использовали для других целей. Вместе с немецкими частями в город пришел и «новый порядок». Была создана Штандарт комендатура – комендант капитан Варнек, с декабря по 23 января - полковник Эпке, заместителем военного коменданта был обер-лейтенант Штамлер, шеф полевой жандармерии - лейтенант Линднер, начальник гестапо - Зандер и заместитель – Урбак. Бургомистром города назначили Гришака Петра Прокофьевича, а заместителем – Степана Бештау.

Основой восточной политики фашистов, осуществлявшейся в полной мере и в нашем городе, был генеральный план «Ост», который предусматривал истребление 30 миллионов русских. «Новый порядок», пропагандируемый оккупантами как избавление от гнета большевиков, предусматривал жестокие наказания за провинность: невыход на работу – расстрел, несдача продовольствия - расстрел, нарушение комендантского часа - расстрел. В городе появились крытые грузовики с дизельными двигателями, обитые внутри железом и снабженные герметически закрывающейся дверью. В кузов по трубе через решетку в полу поступали выхлопные газы. В машину загружалось до 80 человек. Проехав по улицам города, газваген направлялся в Красную Поляну, где уже задохнувшихся людей выгружали в противотанковый ров. Кроме этого на краю рва были установлены два пулемета, при помощи которых расстреливали жителей Армавира, станиц Бесскорбной, Советской, сел Новокубанского и Успенского.

В августе был создан «Еврейский комитет», в котором должны были состоять все евреи города. По приказу оккупантов люди изготовили 10-сантиметровые шестиконечные звезды и прикрепили их на правую сторону груди. Позже под видом переселения их собрали в районе кирпичного завода, провели к противотанковому рву и 525 человек расстреляли.

После освобождения города была создана комиссия по расследованию злодеяний фашистских извергов, которая работала с 23 января по 12 августа 1943 года. Был составлен акт, в котором записано, что «противотанковый ров на протяжении 33,5 метров при ширине в 5,1 метра был заполнен трупами зверски замученных людей. Трупы лежали в свалку без прослойки земли по высоте 1,6 метра в шестнадцать рядов по ширине и десять по высоте. У большинства имелись огнестрельные пулеметные раны и повреждение черепов, характер которых свидетельствовал о том, что люди добивались ударом тупого предмета по голове. Руки и ноги многих были связаны ремнями, электропроводом и колючей проволокой. Преимущественно на убитых отсутствует верхняя одежда и обувь. Всего во рве было обнаружено 6680 замученных наших земляков».

9 мая 1967 года во время митинга в хуторе Красная Поляна был открыт обелиск - каменная плита - жертвам фашистского террора, сменивший простой деревянный памятник, установленный после освобождения Армавира в районе огромного противотанкового рва. Спустя 48 лет в честь 70-летия Победы обелиск сменил гранитный монумент. Центральной частью мемориального комплекса стал восьмиметровый обелиск. Его эскиз продумывался до мелочей. Идею памятника предложил армавирский художник Игорь Белевский. Её тщательно прорабатывали и не раз обсуждали с общественностью города и с армавирскими ветеранами. Воплотил идею в жизнь местный скульптор Сергей Камышин. Обелиск установлен на земляном валу. К нему ведут 60 ступеней. В нижней части барельеф с изображением замученных людей. А вверху, на гранитной плите, - изображение журавлей. Три птицы, словно души умерших людей, устремились ввысь. На памятнике расположена надпись: «6680 жителям Армавира, Новокубанского, Отрадненского, Успенского районов, расстрелянных и замученных немецко-фашистскими захватчиками в период оккупации 1942 -1943гг.».

Мемориал в парке 30-летия Победы

В центре города, в Детском парке 30 – летия Победы, установлен мемориальный комплекс, состоящий из 5 обелисков. Первый памятник был сооружен в 1945 году на территории парка Николаевской церкви, разобранной в 1938 году. 24 (18?) сентября 1944 года на этом месте были перезахоронены останки 27 бойцов и командиров Армавирского партизанского отряда, павших 30 декабря 1942 г. в жестоком бою с фашистами в поселке Сахрай (район Республики Адыгея). В день захоронения был заложен над братской могилой обелиск с надписью: «Вечная слава партизанам, погибшим в борьбе с фашистскими захватчиками при обороне Кавказа».

Через 26 дней после начала Великой Отечественной войны, 18 июля 1941 года, ЦК КПСС принял постановление об «Организации борьбы в тылу вражеских войск». Армавирский ГК КПСС и комитет обороны в составе 1-го секретаря ГК ВКП (б) Л.М.Кривенко, председателя В.П.Малых и начальника Горотдела Бачурина стали организаторами истребительного батальона города Армавира. Командиром батальона, сформированного из 4 рот, был назначен начальник горотдела милиции Васильев, комиссаром Г.М.Кадушкин. На случай оккупации Армавира немцами, на базе одной из рот - 4 «охотничьей», должен был формироваться партизанский отряд. Поэтому эта рота была лучше других вооружена, и ей больше внимание уделялось в боевой и политической подготовке. Весной 1942 года в ней числился 71 человек.

В течение июля 1942 г. положение на южном участке фронта продолжало ухудшаться. А с 1 по 6 августа 1942 г. город Армавир подвергся ожесточенной бомбардировке немецкой авиации, в результате чего была разрушена центральная часть города и железнодорожный вокзал. 1 августа в

один из районов города было выброшено 16 немецких парашютистов, утром

2 августа взвод 4 роты под командованием И.А.Атутова был направлен к месту высадки противника. Парашютисты были обнаружены и уничтожены

полностью. Но уже 3 августа по приказу Л.М.Кривенко 4-я рота и часть бойцов других рот батальона покинули Армавир и направились к сборному пункту в ст. Спокойную, где полностью был сформирован весь отряд. Спустя три дня было начато передвижение в южном направлении в сторону лесов Кавказского хребта. Пройдя за день 25 километров, прибыли в местечко «Тиснина», туда же перевезли и все запасы боеприпасов, продуктов питания и одежды.

8 августа было проведено первое собрание, на котором определили район боевых действий – отроги Кавказского хребта вблизи ст. Преградной и утвержден командный состав отряда. Отряд насчитывал 106 человек, в том числе 12 комсомольцев и 13 женщин. В лесах Преградненского района собралось 9 партизанских отрядов и два воинских отряда под командованием

полковника Гамзина и капитана Лукьянова. Общая численность составила около 1 100 человек. Командиром объединенных отрядов был утвержден

Л.М.Кривенко, комиссаром В.П.Малых, начальником штаба подполковник М.И. Колдубов. Боевые операции, как правило, проводились каждым отрядом отдельно, а при необходимости два-три отряда объединялись и действовали совместно под единым командованием.

15 августа 1942 года группа разведки под командованием Г.М.Кадушкина под хутором Круглый уничтожила 12 немецких мотоциклистов. В конце августа были ликвидированы спецавтомашина и 5 немецких кинорепортеров. Через несколько дней фашисты, выявив семьи преградненских партизан, вывели женщин и детей на расстрел. Связные сообщили о немецком планировании в отряд, срочно была организована группа партизан, в их числе были и армавирские. Группа должна была предотвратить цель врага. В результате немецкий конвой был истреблен, а советские пленники освобождены.

Для успешных действий ежедневно работали группы разведки по изучению горнолесистой местности, выявлению сил противника и его техники.

11 (21) сентября 1942 г. группа партизан в составе 20 человек под командованием командира 3-его взвода Ф.В. Лысенко и политрука Г.И.Жигулина, имея хорошие разведданные, получила задание взорвать мост

через речку Безымянную. А.Б.Коковихин и И.К.Жигула подготовили заряды, и когда грузовая немецкая автомашина с боеприпасами въехала на мост, раздался сильный взрыв. Вторая машина была уничтожена с помощью гранат и винтовок партизан. Позже Лысенко рапортовал командиру: «Боевое задание выполнено, убито 24 немца, уничтожено 2 вражеских машины, мост взорван, движение на нашем участке прекращено, потерь с нашей стороны нет».

В первых числа октября взвод разведки немцев вышел на советских партизан, в результате гитлеровцы были полностью уничтожены, ефрейтор Мишель взят в плен. Так, за три месяца нахождения отряда в Преградненском районе в книге приказов отряда было записано 13 боевых операции, в которых значилось десятки убитых немцев, более десятка предателей, перечень взорванных машин, мостов, взятых трофеев, прерванных магистралей связи и др. Более 40 партизанам была объявлена благодарность за образцовое выполнение заданий в боях о немецкими оккупантами.

23 октября 1942 г. был начат переход в леса Госзаповедника. Трехсоткилометровый переход по тылам врага был трудным и опасным. В каждом населенном пункте находились большие гарнизоны немцев. Враг мог в любой момент преградить путь партизанам. Колонна все время маневрировала, чтобы противник не знал ее действительного направления. В

ноябре южный штаб партизанского движения во главе 1-го секретаря Краснодарского крайкома КПСС П.И.Селезнева, поставил задачу перед партизанами Майкопского и Армавирского объединения, совместно с батальоном Н.М. Пискуна удерживать станицы Темнолесскую, Хамышки, Сахрай, а так же путем разведки установить численность немецких гарнизонов в ближайших станицах и направление передвижения войск противника. Группы разведок партизанских отрядов успешно выполнили поставленную задачу. Все разведданные через батальон пограничников

передавались в штаб города Сочи.

В течение ноября-декабря партизаны несколько раз имели столкновения

с противником, причем перевес был явно не на стороне последних. К концу

декабря было ясно, что под Сталинградом немецкая армия потерпит очередное поражение, советские войска на Северном Кавказе уже готовились

к наступлению.

Немцы, чтобы обеспечить себе наиболее благоприятный выход из Кавказских лесов, 30 декабря1942 г. собрав силы более 1000 человек и имея

в своем распоряжении горную артиллерию и много минометов, ночью окружили п. Сахрай и внезапно на рассвете обрушили всю силу огня на партизан и быстро стали сжимать кольцо окружения. Армавирский и Кропотнинский отряды вели бой свыше 4-х часов, в результате погибло много наших партизан, в том числе и 27 армавирских. Атаки гитлеровцев отражались с большими потерями и для врага: сотни солдат и более 12 офицеров было убито в этом бою. Потерпев неудачу, немцы свою ярость направили на местных жителей ближайших деревень, жертвами стали старики, женщины и дети. Для партизан стало опасным находится в этом районе, и после получения приказа командования передислоцировались в окрестности горы Дудугун.

В начале января 1943 г. наши войска на Северном Кавказе перешли в наступление, а 23 числа освободили Армавир. 3-го февраля армавирский партизанский отряд вернулся в родной город, часть партизан ушла с регулярными частями Советской Армии, а оставшиеся приняли активное участие в восстановлении разрушенного Армавира. По их инициативе в

сентябре 1944 года в братской могиле в центре города перезахоронили

тела 27 погибших под Сахраем партизан. Их имена высечены на обелиске:

Алавердянц Р.С., Атутов И.А., Белявский П.М., Гендриксон Ф.М., Гурьев М.В., Головач Ф.П., Гапченко М.Д., Горб Л.И., Гордиенко В.В., Добриднев

К.И., Ивжак Э.П., Коваль С.Д., Ладышко Н.Ф., Лукьянов А.В., Мивенко А.Я.,

Мироничев И.В., Мелкумянц Г.М., Новичихин Н.И., Попов М.И., Свиргунов П.Н., Семейкин А.И., Станкевич Д.Д., Стогниев И.К., Танский К.И., Федорцева Е., Федотов Г.Ф., Чайкин Г.Л..

Вокруг памятника партизанам расположено четыре обелиска, на поверхности трех из них высечены имена погибших и захороненных защитников города.

Первый имеет на мемориальной доске надпись: «Полковник Трутнев (1878-1943), погибший в боях за свободу и независимость нашей Родины». Трутнев Иван Александрович с первых дней формирования Красной Армии находился в её рядах, был комиссаром в Первом конном кавалерийском корпусе. Советским правительством был награжден двумя орденами Красного Знамени, именным оружием и золотыми часами. В 1935 году Трутнев был уволен из рядов РККА. А в Великую Отечественную войну вместе с сыном в возрасте 63 лет добровольно пошёл на фронт. С.М. Будённый назначил его комиссаром полка «58?» кавалерийской дивизии, в которой служил Трутнев в 1919-1920 годах. Боевой путь Ивана Александровича оборвался в Армавире «в феврале 1943 года во время артиллерийского обстрела города». 23 июля 1943 (?) года он умер от ран в Армавирском госпитале.

Второй обелиск увековечил экипаж Героя Советского Союза майора Алексеева Георгия Александровича в составе капитана Астафьева Василия Сергеевича, старшины Горенкова Николая Ивановича, сержанта Романова Александра Афанасьевича. Лётчики, возвращавшиеся с ответственного задания, неожиданно были атакованы в небе Армавира в ночь с 27 на 28 февраля 1943 г. немецкими истребителями. Все участники полета, к сожалению, погибли.

Третий - расположен на могиле командира пиротехнического отделения Георгия Александровича Дангулова, 1926 года рождения, который принимал участие в разминировании поташного завода после освобождения города. Во время оккупации многие предприятия были заминированы. После изгнания врага фабрики и заводы стали восстанавливать, расчищать от вражеских бомб, снарядов и мин. В отчистке территории поташного завода принимали участие все его работники, но наиболее опасная и ответственная работа- разминирование, было поручено команде Армавирской службе МПВО, во главе с майором Рудником и ст. лейтенантом Сорокиным. При разминировании поташного завода и погиб командир пиротехнического отделения Г.А. Дангулов.

Четвёртый обелиск безымянный возведен в знак памяти и вечной славы героям, отдавшим жизнь за свободу и независимость.

До 1975 года парк именовался «Детским», но на 30-летие Победы усилиями армавирцев он был реконструирован. Здесь наряду с моделями паровозов, самолётов, качелями были высажены липы, каштаны, сафоры, берёзы, разбиты клумбы, заасфальтированы аллеи. Парк принял новый облик и новое название, теперь он стал не только «Детским», но ещё и «Парком 30-летие Победы». Парком, который возвращает нас в суровые военные годы, даёт нам возможность поклониться могилам павших защитников, отдать дань памяти людям, пожертвовавшим своими жизнями ради светлого будущего.

По улице Жукова, 177, на территории Армавирского городского онкологического диспансера расположен обелиск с надписью: «Здесь похоронено 23 неизвестных воина, умерших от ран в госпитале № 1616 в 1942 году».

Необходимость развёртывания военно-медицинской службы появилась сразу после начала войны. Всюду создавались комитеты помощи раненным: на них возлагалась задача организации широкой помощи органам здравоохранения по обслуживанию раненых и больных воинов, обеспечению контроля за работой госпиталей. В первые военные месяцы в Краснодарском крае было создано 145 госпиталей. Они в основном располагались в Сочи, в Туапсе, в Геленджике, в Адлере и работали с большой перегрузкой. Не хватало лекарств, материальных ресурсов. Для оснащения госпиталей было мобилизовано всё имущество и мединструментарий районных и городских больниц. Не хватало квалифицированных врачей и медсестёр. Краевые власти для решения этой проблемы организовали курсы по переподготовки врачей и медсестёр, которые осуществляли Общество Красного Креста и красного полумесяца. «На Кубани уже в 1941 году было подготовлено две тысячи сто пятьдесят девять медсестёр и одна тысяча девятьсот тридцать одна сандружинница». Так же не хватало в госпиталях врачей «узких» специальностей: хирургов, рентгенологов, урологов, пульмонологов. Госпитали были переполнены, рабочий день длился по двенадцать часов и больше, не было достаточного количества топлива, питание было низкокалорийным. Большинство медработников страдало от недоедания, переутомления.

В Армавире с июня 1941 года по ноябрь 1945 года осуществляли свою деятельность 19 госпиталей, из них: 4 хирургических полевых подвижных госпиталя, 14 эвакуационных госпиталя, 1 госпиталь для лёгкораненых. Нелегко было наладить работу этих госпиталей. Сейчас трудно представить, сколько моральных и физических сил потребовалось людям, чтобы в течение короткого времени госпитали, размещенные чаще всего в неприспособленных помещениях, начали функционировать. Так, эвакогоспиталь № 1615 находился на углу улиц Комсомольской и Дзержинского в здании клуба завода «Армалит», на углу улиц Р.Люксембург и Кирова в здании пединститута располагался эвакогоспиталь № 1616, в здании средней школы № 6 работал госпиталь № 1854 для легкораненых, в здании первой городской больницы действовал хирургический полевой подвижный госпиталь №78, по улице Кирова, 59 осуществлял свою деятельность эвакогоспиталь №1 618, место расположения эвакогоспиталя №286 не установлено; 332 хирургический полевой госпиталь размещался в местной школе и больнице, эвакогоспиталь № 450 находился на ул. Кирова, 40; № 1458 - угол ул. Кирова и ул.Р. Люксембург; №1617-на ул.Чичерина,44; № 1619 - ул.Кирова, 48,50; эвакогоспиталь № 1797 - месторасположения не установлено; эвакогоспиталь № 2142 находился в городской больнице №1 по адресу: ул.Энгельса, 2; по ул.Ленина, 2 в здании больницы располагался эвакогоспиталь № 2145; не установлено место нахождения эвакогоспиталя № 2150 и хирургического подвижного госпиталя № 2251, в здании школы №7 размещался эвакогоспиталь № 2348. Не установлено место действия терапевтического полевого подвижного госпиталя № 2417, а так же эвакогоспиталя № 3386. Но, несмотря на все трудности, работа наладилась. Над госпиталями шефствовали заводы, фабрики города; медицинские работники и раненые засевали овёс, выращивали для собственных нужд картофель и другие овощи. Проводилось трудовое обучение раненых. За годы Великой Отечественной войны в городе возросло число среднего медицинского персонала. Первое время было мало палатных медсестёр, им не хватало опыта и знаний, но вскоре положение изменилось в лучшую сторону. По неполным данным в Краснодарском крае сандружинницы и медсестры отработали при транспортировке раненых 1370000 часов, оказали доврачебную помощь в очагах поражения более чем 5 тысячам человек, отдежурили в госпиталях свыше 400 000 часов, сшили для раненых 15 тысяч пар белья, отремонтировали 57 тысяч пар обуви. Нам не забыть подвиг врачей и медсестёр военной поры, у которых был свой фронт и своя передовая, и они одержали победу на этих фронтах, ставя на ноги и возвращая в строй советских бойцов. Есть и другая сторона работы медиков. Не многие, наверное, знают, что были еще и госпитали для военнопленных. Какое надо было иметь благородство, добрую душу и самоотверженность, чтобы лечить тех с кем воевала вся страна.

На территории бывшей 1-й объединённой городской больнице в 1990 году при рытье котлована для будущего здания на глубине около 2 метров (по воспоминаниям старожилов соседей, там, в годы войны находилось бомбоубежище) были обнаружены останки 23 советских воинов, на некоторых из них сохранились полуистлевшие марлевые повязки, деревянные шины, нижнее белье. О находке были поставлены в известность военный комиссар и другие организации. По документам было установлено, что в здании бывшей 1-й объединённой городской больнице с сентября 1941 по август 1942 года располагался эвакогоспиталь № 1616 (по мнению А.М.Фушана).

9 июня 1990 г. перед фасадом главного корпуса состоялось перезахоронение со всеми воинскими почестями останков советских воинов. На траурном митинге присутствовали представители предприятий и учебных учреждений, курсанты АВВАКУЛ имени Главного маршала авиации П.С. Кутахова, сотрудники больницы, краеведы, ветераны.

Установить имена погребенных казалось в тот момент крайне тяжёлым. Ведь многие архивные документы во время оккупации были сожжены или утеряны. Не так легко было найти и очевидцев тех давних событий. С.В. Тишкина во время войны работала нянечкой в госпитале. Она смогла рассказать лишь, что при отступлении наших частей раненые были эвакуированы, умерших похоронили, а документы, составляющиеся в одном экземпляре, вывезены со всей документацией госпиталя из города.

Для установления личностей советских солдат, умерших в госпитале от ран, Армавирское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников и культуры приняло решение командировать на розыски архивных документов ветерана Вооружённых Сил СССР, ответственного секретаря отделения, майора в отставке Анатолия Михайловича Фушана. Он нашёл список госпиталей, функционировавших в Армавире с 30 июня 1941-го до 1 сентября 1943 годов. Их за время войны оказалось 21. Они дислоцировались в клубе «Армалит» (эвакогоспиталь №1616), в стоматологической поликлинике (№1617), в педуниверситете (№5452), в третьей горбольнице (№2145)….340 фамилий воинов умерших от ран, вписал в свою скорбную тетрадь Анатолий Михайлович. Естественно, в госпиталях от тяжелых ран, полученных на различных фронтах, умирали солдаты, старшины, командиры и политработники Красной Армии. Война без жертв не бывает. Неоднократно армавирские краеведы пытались установить (найти) место захоронений умерших от ран в военных госпиталях, дислоцировавшихся в Армавире. А ведь на родину умерших были отправлены извещения: «Ваш муж, сын, брат, дочь….. в бою за социалистическую Родину…». Многих раненых перед приходом немцев армавирцы забирали из госпиталей и прятали у себя. Перед этим сжигали красноармейскую форму, чтобы выдавать солдат за своих родственников. Умерших от ран горожане обычно хоронили в огородах, садах…

Таким образом, благодаря бывшему офицеру, майору в отставке, было установлено, конкретно, в каком месте кто погребён. Ещё 340 советских солдат, считавшихся без вести пропавшими, обрели своё имя. Родным и близким были разосланы письма, в которых сообщалось место их захоронения. Большинство захороненных с Украины – из Донецка, Днепропетровска, Запорожья, Полтавы. Многие из них из Белоруссии, Ставрополья, Подмосковья. Многие из них перенесены на городское кладбище. Им отданы последние почести – долг памяти потомков о тех, кто жизнью заплатил за мирное небо над нами.

На пересечении улиц Ленина (187) и Пугачёва расположен памятник солдатам – связистам, напоминающий развёрнутое знамя, увенчанное красной звездой. На надгробной плите лежат автомат и солдатская каска. На металлическом полотнище знамени под стеклом – две фотографии и мемориальная доска с надписью: «Солдаты-связисты Гибалюк Т.М., Минаков Ф.М., Явгушенко И.И. погибли при выполнении боевого задания. Январь 1943 года».

27 января 1943 года связисты обеспечивали связь уже в освобождённом от оккупантов городе. Но неожиданный налёт авиации противника застал солдат за работой. Несмотря на близкую опасность, они продолжали своё дело. Одна из бомб попала в пункт связи – войны-связисты погибли. После того, как бомбардировка прекратилась, жители прилегающих домов похоронили бойцов на месте их гибели. А 9 мая 1967 года установили железобетонный памятник.

На площади 40-летия Победы, прилегающей к «81 Бронетанковому ремонтному заводу» в 1985 году был установлен танк ИС-3, как символ Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Аббревиатура «ИС» означает «Иосиф Сталин» выпуска 1943-1953 гг. Индекс 3 соответствует третьей серийной модели танка этого семейства. В результате продолжительного анализа действий танков в бою, и в особенности мест и характера полученных повреждений, в августе 1944 г. началось проектирование нового танка ИС-3. Он стал последним советским танком, производство которого началось во время войны.

Танки ИС-3 не применялись в боевых действиях Второй Мировой войны, но именно эти боевые машины в количестве 52 шт. с 7 сентября 1945 года приняли участие в Берлинском параде союзных войск в честь победы во Второй Мировой войне в составе частей Красной Армии, где произвели сильное впечатление на западных союзников СССР по антигитлеровской коалиции. Существует так же мнение, что ИС-3 могли использоваться во время боевых действий против Японии в августе 1945 года в рамках боевых испытаний.

ИС-3 использовались при подавлении Венгерского восстания 1956 года. Потери машин были единичные. Венгерские события стали единственным эпизодом участия ИС-3 в боевых действиях в составе ВС СССР.

На пересечении улиц Жукова и Ефремова 23 ноября 2012 году был установлен памятник маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову.

На мероприятие пришли сотни горожан. Перед открытием скульптуры на громкую связь по мобильному телефону вышла дочь маршала Эра Георгиевна, которая сейчас живет в Санкт-Петербурге. Она поблагодарила армавирцев за память об отце и пожелала городу и его жителям дальнейших успехов в деле сохранения исторического наследия.

Автор семиметрового памятника армавирский скульптор Сергей Камышин. Перед тем как приняться за создание монумента маршалу СССР, специалисты отсмотрели множество фильмов о Георгии Константиновиче, прочитали немало книг о нем, в том числе, воспоминания самого Жукова о войне, для того, чтобы понять, что это был за человек.

Карьера маршала началась на Кубани. Именно в Армавире в 1920 году он получил свой первый документ командира Красной Армии. Спустя 35 лет 10 ноября 1955 года, будучи министром обороны СССР Г.К. Жуков на самолете ИЛ-14 прибыл в Армавир с целью инспекторской проверки функционирования армавирского военного училища летчиков.

По воспоминаниям полковника, заместителя по тылу Г.И.Водопьянова, полковника, начальника штаба авиаполка Д.Е.Николаенко, полковника, начальника медицинской службы Г.М. Макитренко: «Москва, видимо оперативниками Минобороны, проинструктировала о том, чтобы пышности встречи ни, ни!! Маршал этого крайне не любит. Поэтому все было в рабочем режиме и инспектирование началось сразу же после приземления самолета. Г.К.Жуков направился в казармы курсантов, где проверил все придирчиво: заправка кроватей, одеяло, простыни, температуру, туалетные комнаты, затем учебные классы по всем направлениям учебы курсантов. Тут подоспело время обеда, и Г.К. Жуков прибыл в столовую. Сам проверил котловую закладку продуктов, отведал борща, гуляша, поговорил с курсантами и остался доволен, так как не сказал ни слова, а мы, зная скупость его на похвалу, сделали вывод, что доволен». После визита маршала в течение 1956 года в училище начали строить казармы и учебные корпуса, полностью поменяли на новую общую и специальную автотехнику. В конце года заселили жилой дом для лётного и технического персонала. Этот дом на углу улиц Мира и К. Маркса, напротив гостиницы «Северная», армавирцы долго так и называли: «Дом Маршала Жукова».

Решением Армавирского Горисполкома от 16 апреля 1975 г. улица Набережная переименована в улицу имени Жукова.

Возврат к списку