Коррупция: почему и зачем дают взятки


05.02.2019

Актуальные темы

Тема коррупции сейчас на слуху. О ней говорят все — и представители высшей власти, декларирующие жесткую борьбу с ней, и законодатели, принимающие все новые антикоррупционные законы, и простые граждане, гневно осуждающие это явление. Но вместе с тем большинство из людей вовлечены в разветвленную и отлаженную систему, во всяком случае, на уровне примитивного взяточничества Было бы несправедливым считать коррупцию и взятки приметами лишь последних десятилетий. И мздоимство, и лихоимство уходят своими корнями в далекое прошлое. И даже жертвы, приносимые богам нашими далекими предками, можно рассматривать как прообраз нынешних взяток. Весьма популярное утверждение, что коррупция — неискоренима, не без намека, мол, нет смысла с ней бороться. Но пример развитых цивилизованных стран опровергает его, демонстрируя значительные успехи в обуздании тех, кто пытается наживаться нечестным путем. Особенно это касается мелкого взяточничества, то есть именно той сферы, которая в нашем случае затрагивает почти каждого.  Живя по преступным правилам, идя на постоянные компромиссы с совестью, человек неизбежно «переваривается» системой, морально разлагается, деградирует как личность. Все это влияет на его жизнь, отношения с окружающими, лишает внутренней независимости и покоя. И даже те, кто лихо гребет взятки, все равно внутренне ущербны и несчастливы… Но кто же мы: жертвы преступной системы или ее верные солдаты? Рассмотрим разные модели поведения человека в преступной системе. Но вначале задумаемся, почему вообще дают взятки? Только ли потому, что иначе нельзя? Взятки чаще всего дают, чтобы: Соблюсти правила игры («так делают все»). Покичиться своим достатком, поиграть в «хозяина жизни», у которого «все куплено». Почувствовать себя ловким, пробивным, умеющим «крутиться» защитником интересов семьи. Сэкономить время и нервы. Почувствовать себя вершителем судеб своих детей или других членов семьи. Самоутвердиться («не беднее других»). Перестраховаться («на всякий случай»), даже обращаясь за тем, что положено по закону. Избавиться от ощущения зависимости от посторонних людей. Обрести душевное спокойствие («я сделал все, что мог»). Избавиться от страха, что вдруг, если не дать, «ничего не получится», «будет хуже», «отыграются» и пр. Не чувствовать себя преступником, занимаясь тем же на своем рабочем месте. Предупредить печальные последствия, от безысходности, когда взятку наглым образом вымогают, угрожая (намекая), что в ином случае будут осложнения, когда от этого зависит чья-то жизнь и здоровье. Как видим, только последний пункт касается ситуации, когда человек вынужден давать взятку, во всех остальных случаях он делает это добровольно, по собственной инициативе и даже тогда, когда в этом нет острой необходимости. (Справедливости ради отметим, что даже в случае наглого вымогательства все равно остается путь сопротивления и борьбы. Но мы все-таки пишем об обыкновенных людях, а не о героях). Не столь разнообразна палитра убеждений, чувств и эмоций тех, кто взятки берет. Как правило, доминирует мнение «так делают все», готовность соблюдать «понятия» и делиться с вышестоящими. Понятно, что взятки берут также из примитивной жадности, и аппетиты, как показывает практика, при этом только возрастают. А еще в силу переоценки своей значимости, чувства недооцененности своего «тяжкого» труда — человек весьма и весьма склонен к подобному самообману. Конечно, во многих сферах взятки расценивают как своеобразную доплату к нищенским зарплатам, но и такое положение вещей таит в себе серьезную угрозу — слишком тонка грань между «выжить» и «нажиться»… Чтобы лучше разобраться в том, какова же наша роль в коррупционной системе, выделим несколько основных групп в зависимости от степени вовлеченности в существующий порядок вещей. «Активисты» — наиболее рьяные участники системы. Они насаждают ее, поддерживают, всячески развивают. Такие люди считают взятку нормой жизни. Вымогают и создают условия, чтобы сами принесли. Дают, не задумываясь и не сомневаясь. Подкупают, чтобы обойти закон. Такой врач сделает ненужную больному операцию; назначит умирающему дорогостоящее лечение; поставит несуществующий диагноз, чтобы потом успешно «вылечить»; затянет лечение до бесконечности, если больной платежеспособен. Такой учитель «сделает» медаль ребенку состоятельных родителей и одновременно «завалит» способного и трудолюбивого ученика, потому что «нельзя, чтобы медалей было слишком много». Такой судья оправдает бандита. Такой гаишник припишет вину в ДТП тому, кто беднее. Такой журналист напишет грязную заказную статью. Это люди, у которых банальная жадность, как коррозия, разъедает душу, подавляет и вытесняет все моральные нормы и чувства вплоть до инстинкта самосохранения. При попытке развала системы они в наибольшей степени будут сопротивляться переменам. «Приспособленцы» — обычные конформисты, то есть те, кто пассивно, без малейшей критичности приемлют господствующий порядок. Они верой и правдой служат любой системе, но не потому, что считают ее правильной, а потому, что поддерживать существующий строй — их естественное состояние. Но драться за сохранение системы приспособленцы не станут, особенно если появится хоть малейшая угроза их благополучию. Это взяточники «без огонька», которые будут брать ровно столько, сколько принято в данной структуре, выполнять все рекомендации вышестоящих и «честно» делиться с начальством. Они, как правило, не проявляют инициативу в установлении новых поборов, не повышают «тарифы», а закон нарушают только при сильном давлении свыше. Это аморфная, социально апатичная масса людей, которые делают систему устойчивой. В силу обостренного до болезненности инстинкта самосохранения и склонности к дисциплине легко поддаются запугиванию и введению «в рамки». Изменится система — изменятся и они. «Соблюдающие приличия» — группа людей, которые всеми силами пытаются не потерять свое лицо в системе, не слиться с нею. Они соблюдают правила игры ровно настолько, насколько это позволяет выжить. Пекутся о репутации порядочного человека, но в первую очередь боятся упасть в своих собственных глазах. Вместе с тем, не имеют четких нравственных критериев. Это колеблющаяся масса, которая в переломные исторические моменты все же принимает сторону прогрессивных сил. Такие люди никогда не вымогают взяток, не относятся хуже к тем, кто не заплатил, не нарушают законы. Сами делают подношения только под давлением ситуации, если иными путями проблему разрешить не удается. Чаще «благодарят», чем дают «до того». На таких людей в наибольшей мере действует страх позора, они наиболее чувствительны и отзывчивы на призывы к их совести. При развале системы радостно воспринимают перемены, так как устали бесконечно сомневаться в собственной честности. Такой врач уделит одинаковое внимание как более состоятельному пациенту, так и тому, кто неплатежеспособен. Такой учитель в равной степени внимателен и к ученику, чьи родители «благодарят», и к ребенку бедных родителей. Такой чиновник никогда не будет обирать бедного. Однако сохранять лицо в преступной системе — это непростой путь, слишком сложно отслеживать в себе процессы морального разложения. «Борцы с системой»— оппозиционеры, инакомыслящие, диссиденты по отношению к коррупционной системе. Они считают, что она преступна, несправедлива и заслуживает уничтожения. К этой группе в первую очередь относятся «тихие», или, по аналогии с советскими временами, «кухонные» диссиденты, то есть те, кто выражает недовольство в узком кругу родственников и друзей. Такие люди никогда не берут взятки и не работают в местах, где это предусматривается. «Благодарят» лишь тогда, когда действительно испытывают благодарность. «Тихие» борцы чаще всего готовы перейти от скрытого недовольства к активной борьбе, если жизнь подведет их к проблеме выбора. К этой же группе относятся «идейные» борцы с коррупцией. Они открыто борются с системой, протестуют, объединяются в правозащитные организации, агитируют, прорываются в прессу или доносят информацию через интернет. К их числу можно отнести тех правозащитников, которые, отстаивая свои права и права других граждан, добиваются соблюдения законности — равенство всех перед законом ставит мощный заслон любым коррупционным действиям. Следует, однако, учитывать, что любое протестное движение весьма заманчиво для людей, которые под видом борьбы решают свои личные проблемы — от материальных до сугубо амбициозных. Многие из них борются с конкретными коррупционерами, чтобы занять их место и в свою очередь брать взятки… Посоветовавшись с совестью, поставьте себе диагноз: как я отношусь к коррупции? Как мое участие в преступной системе влияет на мою душу, отношения с окружающими, мою семью?.. Все мы должны научиться бороться. Скрыто или явно, в собственной душе или правозащитной организации. В любом случае это будет работать на развал преступной системы.

 Информация из открытых источников.


Дата создания: 05.02.2019 11:29:31
Дата изменения: 05.02.2019 18:43:53

Возврат к списку